как заказать контекстную рекламу

четверг, 29 марта 2012 г.

Лекарственная и химическая безопасность: почти ужастик.




name

Да, это действительно выглядит как ужастик - фэнтези: практически всему человечеству угрожает опасность отравления средствами, допущенными к применению с лечебной целью (лекарствами). Все как в кино: страсти накаляются, жизни людей угрожает опасность, только героя не видать. Опасность есть, исходит она из того, что мы традиционно считаем привычным делом: съесть таблетку «от головы» или «от ломоты в спине». Обилие средств для лечения (лекарств) никак не отражает их безопасность. Наоборот, - об этом попозже. Есть стороны, заинтересованные в сохранении своего здоровья (потенциальные потребители лекарств), а есть оппоненты, у которых достаточно влияния «в верхах» для непризнания очевидной опасности, исходящей из популярных и назойливо рекламируемых лекарств. Исход борьбы неочевиден: если по конкретному случаю, здесь и сейчас, принято запретительное в отношении отдельного средства решение, то… Средств потенциально небезопасных осталось много, и самое простое, что мы можем для себя сделать – это создать такой уровень здоровья, чтобы минимизировать риск потребления лекарств. Это вкратце.
А теперь – подробнее. Возникла ситуация: уже разрешенное к продаже, разрекламированное и очень популярное средство от головной боли (от дискомфорта при критических днях, от переутомления, от зубной боли, и т.д.) почему-то вызвало смерть почти десятков тысяч людей. Статистика такова: за 5 лет активных продаж лекарства N от сердечных приступов пострадало от 88 до 139 тысяч человек. До 40% этих приступов закончились смертью. Что такое 40% от 140 тысяч? Это почти 60 тысяч. Население небольшого города. Оно вымерло применяя таблетки «от головы».Какие выводы делают специалисты? Специалисты сравнивают действие двух сходных лекарств. Одно дает такую дикую статистику, другое – нет. Клинические исследования в течение 9 месяцев (на людях) показывают пятикратный риск сердечных приступов при применении лекарства N. Возможные выводы:
1). Лекарство N опасно для жизни людей, потому что в 5 раз повышает риск сердечного приступа.
2). Второе лекарство на 80% снижает риск сердечных приступов по сравнению с N. Следовательно, N не опасно, а сравниваемое лекарство полезно.
И овцы не покусаны (сами мрут), и волки с прибылью? Ну, где-то рядом: и одно лекарство позволено применять, поскольку не опасно, и другое – тем более позволено, поскольку полезно. Далее – цитата. «Согласно сообщению The Wall Street Journal, некоторые документы позволяют предположить, что руководство компании … знало об угрозе риска сердечных приступов. Но трудно поверить, что ученые из компании сознательно пропагандировали заведомо опасное лекарство. Но не менее сложно предположить и то, что они искренне думали, будто (сравниваемое с N лекарство) на 80% снижает риск сердечных приступов. Вероятно, их лояльность настолько была связана с финансовым благополучием их работодателей, что их выводы были фатально искажены». Кто автор цитируемой статьи? Дэвид Майклз, в 1998-2001 годах был помощником министра энергетики США по вопросам защиты окружающей среды и здоровья. Сейчас – профессор и зав. кафедрой экологии и гигиены труда общественного здоровья и служб здравоохранения Университета Джорджа Вашингтона.
Продолжать цитирование не то чтобы страшно… Крушение стереотипов в стиле «безопасно как в аптеке», «лекарства производятся для нашего здоровья», «выпей таблеточку – и полегчает», «в больницу за здоровьем» - довольно болезненный процесс. Получается, что врачи, информированные производителями лекарств, не имеют альтернативного источника информации, и не представляют себе реальной опасности лекарственной терапии. Особенно убийственным (в прямом смысле) может быть миф про врачей, которые «изучают и применяют все новое». Как раз по поводу «новых» лекарств информации слишком много, она сама по себе опасна для психики обывателя. Вы знали раньше, что «обкатка» нового лекарственного средства довольно часто выявляет существенные пробелы в информации для потребителя? Выражаясь попроще, можно сказать так: в процессе применения лекарства выясняется, что оно имеет такие побочные эффекты, о которых производитель не знал (или знал, но не указал в инструкции). Процесс применения – это мы с вами. Услышал от врача – купил – попробовал – стал «единичкой» в общей статистике.
На самом деле, ничего нового: практика показывает, что именно так все и происходит. Испытания лекарств на животных малоинформативны (Луи Броуэр, «Фармацевтическая и продовольственная мафия»). Перенос данных с животных на человека методом «кальки» невозможен – однако, поступают именно так. «Среднепотолочные» ограничения к приему эксперты получают от… производителей. Инструкции к применению новых лекарств через 5 -10 лет применения выглядят иначе: они пополняются новыми сведениями. Цена этих «новых сведений» высока: жизнь.
Так, например, лекарство «от прыщей» оказалось провокатором суицидов, и вписание этой информации стоило жизни многим прыщавым подросткам. Они уже никогда не станут взрослыми, с юмором вспоминающими подростковые «трагедии»
Производители средства «от аппетита» через два десятка лет (!) применения получил рекомендацию FDA (администрации по безопасности лекарств и продуктов питания) прекратить маркетинг этого лекарства (= остановить продажи). Накопились более чем достаточные количества сообщений о геморрагических инсультах (кровоизлияниях в мозг), прямо проистекавших из приема данного лекарства. И что же, - спросите Вы. А ничего! «В последующие (после получения множества свидетельств о геморрагических инсультах – прим.) 20 лет FDA не раз поднимала вопрос о безопасности (…), но профессиональные ассоциации, представлявшие производителей лекарств, в том числе (4 крупнейших мировых производителя лекарств) отвергли сомнения FDA и наняли лоббистов, чтобы отстаивать сохранение этого лекарства на рынке… В итоге пришли к компромиссному варианту, - выбрать организацию, которая проведет независимое исследование. Выбрали медицинский факультет Йельского университета, и в 1999 году исследование подтвердило, что лекарство (…) вызывает геморрагический инсульт» . А дальше что? А дальше интересно: производители не захотели терять препарат, годовой объем продаж которого превышает 500 млн. долларов. И… Попытались опорочить ими же нанятых исследователей – их пропустили через процедуру принесения присяги (!), и дачи показаний по данному вопросу. Очевидно, продавцам данного лекарства цифры в 500 млн. годовых продаж показались более весомыми, нежели число жертв? А жертв было немало: до 500 человек ежегодно умирали от геморрагического инсульта в течение 20 лет (!). Это 10 000 жертв, которым «не худелось» без лекарственного отшибания аппетита. (Материалы из статьи Дэвида Майклза, «Сомненье – их удел»).
Еще пример, уже поближе к нашей действительности. 20 лет назад уже достаточно хорошо изученный анальгин получил полный или частичный запрет на применение во многих странах Европы, Африки, Северной Америки, Австралии и Океании… «Мы» почему-то не прониклись примером Африки и Океании. «Мы» удовлетворились «исчерпывающими» объяснениями производителя, который на полном серьезе сформулировал нечто вроде «генетической устойчивости славян к анальгину». Странно, что алкоголь и никотин у нас еще не продвигают под тем же лозунгом: ведь с анальгином «прокатило»! Возможно, этот мыльный пузырь никого и не обманул, а просто дешевое «народное» средство у народа отнять нельзя. Имеет право травиться, наряду с другими правами и свободами. Про опасность анальгина хорошо известно всем, кто потрудился найти эту информацию – хоть в специализированной литературе, хоть в открытых источниках. Однако, читают про лекарства реже, чем их поедают – такой вывод напрашивается, однако.
Вывод прост, как Божий день: берегите свое здоровье! Отсутствие потребности в частом потреблении лекарств – отличный повод для самосохранительных действий .




Начнем с безопасности лекарств. Казалось бы – что нового-то? Ну да, ну да – имеется некоторый риск побочных явлений при приеме лекарств. Ну так и не принимайте, значит, без реальной необходимости. Мода быть больным и слабым (а вернее – выгода получать больничные и «откосить» от разных повинностей) резко сменилась на моду быть здоровым, позитивным и выносливым.
Но почему-то стало ясно, что модное веяние на здоровое состояние не так-то просто поддерживать! Внешнее воздействие в виде ненавязчивой (или навязчивой?) рекламы лекарств создает в общественном мнении доминанту: скушай таблеточку! И никаких проблем. Реклама антидепрессантов, кстати, сыграла роковую роль в «подсаживании» целых стран (!) на практически постоянную антидепрессантную терапию. Луи Броуэр прямо указывает на агрессивность и нечестность пропаганды новых лекарств. Продвижение лекарственного препарата – любого – не может сопровождаться одурманиванием простого потребителя. Кажутся лично Вам честными и правильными такие обещания: выпей таблеточку – и твоя жизнь улучшится! Длительность приема по принципу «покупай чаще, пей побольше», отсутствие объективной информации о возможном вреде – это никак не вписывается в понимание честного партнерства с потенциальным потребителем. Луи Броуэр, «Фармацевтическая и продовольственная мафия»: «Уже к 1993 году (лишь 6 лет после поступления этого антидепрессанта на рынок) за этим лекарственным препаратом числилось 26 623 случая нежелательных побочных эффектов, 1 885 самоубийств». Броуэр описывает только 2 случая убийств, совершенных под влиянием Прозака (именно так называется один из самых популярных антидепрессантов). В числе активных лоббистов этого препарата Броуэр прямо называет ни много ни мало – бывшего президента родины зеленых денег, который ненавязчиво вошел в административный совет лаборатории, породившей Прозак. Книга Броуэра «Фармацевтическая и продовольственная мафия» была переведена на русский язык и издана 11 лет назад, - с тех пор стиль внедрения лекарств в наши умы и организмы не претерпел изменений в сторону сдержанной корректности.

Вот свежий взгляд на проблему агрессивного навязывания лекарств потенциальному потребителю. «Форбс» взял интервью у человека, которому по долгу службы эта проблема очень хорошо известна. Исследовательница Эдриан Фью-Берманн рассказала Forbes, как фармкомпании манипулируют научным мнением www.forbes.ru

Вы можете ознакомиться с полным текстом статьи – она того заслуживает. Вот только 3 цитаты:
«С подачи (название фармкомпании) в научных журналах появились статьи о том, что гормональный препарат (…) снижает у женщин риск инсульта и сердечно-сосудистых заболеваний. Когда эти результаты начали проверять государственные научные центры, оказалось, что все совсем наоборот. Вероятность получить все эти неприятные эффекты только возрастала с приемом таблеток. 
— (…) до сих пор так и не запретили. Почему? 
—…У крупных фармкомпаний есть свои рычаги воздействия на регулирующие органы. По законам США, производители лекарств финансируют работу… по испытанию медицинских препаратов. Можете себе представить большую дикость? В самой богатой в мире стране государство проверяет качество лекарств на деньги их производителей!»

«Один из ваших последних проектов — расследование истории с гормональными препаратами (...). Расскажите подробнее, как корпорации удавалось размещать свои материалы в академических журналах? 
— Все было устроено очень просто. В (фармкомпании) пользовались услугами компании DesignWrite. Сотрудники этой фирмы писали статьи, превозносящие гормональную терапию. Эти публикации выглядели точь-в-точь как научные, что собственно и требовалось. Все, что оставалось людям из DesignWrite, — это найти ученого, который поставит под этим текстом свою подпись. 
— И что, многие соглашались? 
— Желающих было предостаточно».
«…Вместо лекарства фармацевты могут рекламировать саму болезнь. 
— Например? 
— Когда я училась в университете на медика, систолическое артериальное давление 120 мм рт. ст. считалось вполне нормальным. А сейчас это уже принято называть «предклинической формой гипертензии». Очень удобно. Достаточно сделать так, чтобы как можно больше людей почувствовали себя больными, и число покупателей ваших лекарств сразу возрастет».
Прочитав полный текст статьи, Вы поймете, что речь вовсе не идет о дискредитации врачей, ученых или самой идеи приема лекарств в случае необходимости. Речь идет об изощренной психологической манипуляции, когда врачи уверены, что предлагают нужный (и безопасный) препарат, а обработанные рекламой потребители уверены, что без данного препарата им жизнь не в радость.
Заслуги множества порядочных, толковых профессионалов не перечеркиваются манипуляциями слишком увлекшихся маркетинговыми методами деятелей от фармакологии. Бизнес на болезнях предполагает интерес в увеличении больных (или уверенных в собственной болезненности) и вовлечении в постоянный прием лекарств как можно большего числа людей.
В том же самом упрекают и дистрибьюторов сетевых компаний – вовлекают, заманивают, рекламируют… Но разница-то есть! И весьма существенная: Вам предложили нечто, ПРЕДУПРЕЖДАЮЩЕЕ болезнь (и вероятно снижающая потребность в лекарствах) - или нечто, потенциально провоцирующее повышенную потребность в других лекарствах?
Вот ссылка на интересную статью – об ученом, который успешно улучшает «неэффективную систему здравоохранения» и имеет смелость сражаться с гигантами фармбизнеса: www.forbes.ru
«Международный семинар по вопросу безопасности Бисфенола А состоялся в октябре 2010 года в Канаде. Встречу провели Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Международная организация ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (ФАО). Цель встречи - обсудить вопросы безопасности использования бисфенола А (БФА) в упаковке для пищевых продуктов. Решение провести подобное обсуждение вызвано массовым беспокойством потребителей относительно негативного воздействия бисфенола А на здоровье. Исследования на животных подтвердили высокую токсичность бисфенола А» - www.rpohv.ru
А сам бисфенол, меж тем, активнейшим образом используется нами – и кто нас про эту опасность проинформировал?
А знать-то нужно! Например, в ряде продуктов питания и напитков обнаружены уровни БФА в 2,5-4 раза превышающие установленные в Европе нормативы. Перечень этих продуктов, мягко говоря, впечатляет: смеси для вскармливания младенцев, фруктовые и овощные, а также мясные консервы для тех же младенцев, суперпопулярные напитки, которые «выбирает молодое поколение»…
«В ходе проекта бисфенол А обнаружен в следующих продуктах детского питания: "Бабушкино лукошко", говядина и кабачок овощные пюре - 1,32 нг/г, "Бабушкино лукошко", персик фруктовое пюре -1,37 нг/г, Nutrilon сухая молочная смесь - 2,15 нг/г, Малютка-1 сухая молочная смесь - 3,42нг/г, NAN сухая молочная смесь- 6,8 нг/г, "Агуша" цыпленок и говядина - 21.52 нг/г, "Тёма" пюре индейки -24.0нг/г, "Тёма" пюре из мяса птицы - 35,22 нг/г.
Бисфенол А обнаружен в следующих напитках: минеральная вода "Агуша" - 0,11нг/г, напиток Pepsi - 1.3нг/г, энергетический напиток Red Bull - 2.81нг/г… Другие товары: консервированное мясо "Тушенка говяжья особая" - 19.39нг/г, консервированные томаты "Зеленый великан" - 42.9нг/г…»
Комментировать не нужно. Детское питание, как и еда для взрослых, изобилует опасными химикатами, которые в октябре 2010 года только поставили на обсуждение в стиле «а не запретить ли?».
Вот еще интересная мысль: «Правительство Канады предлагает запретить шесть типов фталатов, используемых в товарах для детей. Такое решение вызвано обеспокоенностью воздействием этих химических веществ на здоровье, в частности, на репродуктивную систему. Недавние исследования показали, что воздействие фталатов приводит к феминизации плода мужского пола и к заболеваниям почек и печени у детей, если они в течение длительного времени сосут или жуют предметы, в которых присутствуют фталаты». Заметили – «предлагает запретить»? Сейчас, следует из текста, еще пока не запретили. То есть – поедаем, граждане, всякое г-мо, и поедать, скорее всего, будем еще долго.
Спасайся, кто может! А вернее – кто знает, КАК. Знаешь? Поделись с ближним, ему тоже Хлорофилл вкупе с другими натуральными БАДами ЖИЗНЕННО ВАЖЕН.
Будьте здоровы!
статья взята с сайта leaderinfo.org

Комментариев нет:

Отправить комментарий